2.18 «Гнев (реакции эго)»

(«Школа Медитации»: Курс 2 / Письмо 18)

Отцы и матери-пустынники, как и мистики всех времен, отмечают, что старательная практика однонаправленного внимания в медитации и молитве ведет к расширению нашей осознанности. Однако этот процесс расширения начинается с того, что мы начинаем больше осознавать травмы нашего эго и то, как его обусловленность блокирует наше духовное осознание присутствия Христа. Мы замечаем, насколько автоматическими являются наши реакции на эмоциональные стимулы. Кроме того, мы часто забываем, что причины негативных состояний скрыты глубоко в нас самих. Вот послушайте, что рассказывает одна из истории о пустынниках:

Один из братьев общины был очень беспокойным и часто впадал в гнев. Однажды он сказал: «Уйду подальше в пустыню и буду жить сам. Никто мне не будет мешать, я не буду ни с кем разговаривать, никого не буду слышать – и значит я буду пребывать в покое и мой страстный гнев прекратится». Он покинул общину и стал жить один в пещере. Однажды он наполнил свой кувшин водой и поставил его на землю. Кувшин упал. Он снова наполнил его, и кувшин снова упал. И случилось это в третий раз, и в ярости он схватил кувшин и разбил его. Успокоившись и придя в себя, он понял, что демон гнева издевается над ним. Тогда он сказал: «Я вернусь в общину. Где бы человек ни жил, всегда нужны усилия и терпение, а прежде всего Божья помощь».

Эта история учит нас, насколько важна осознанность в наших повседневных реакциях и насколько в этом отношении полезны как уединение, так и общение с другими. Но без благодати и тишины регулярных периодов медитации мы не услышали бы внутреннего интуитивного голоса нашего истинного «Я», который помогает нам увидеть те скрытые корни, которыми обусловлено наше негативное поведение. Иногда мы осознаем, что причина наших слепых гневных реакций была заложена в определенном времени и месте, которые часто не актуальны относительно того, что с нами происходит здесь и сейчас. Умение не терять себя в реакциях нашего эго, сохраняя здоровую отрешенность, создает разрыв между стимулом и реакцией. Именно этот разрыв дарит нам возможность сделать осознанный выбор относительно того, как мы должны реагировать. Это и есть подлинная свобода. Мы можем преодолеть роковую неизбежность нашего поведения, ослабить фиксированные шаблоны и изменить архаичные защитные конструкции. И тогда станет возможным свободный творческий ответ на происходящее с нами в реальности.

Подобно монаху из отшельнической истории, нашей сильнейшей повседневной реакцией часто является гнев или другая сторона той же медали – депрессия. Это отражено в учении отшельнической традиции о «Демоне гнева». Отшельники считали, что одним из способов борьбы с автоматической гневной реакцией на обиды окружающих является добродетель смирения. Это напоминает историю из традиции дзен: «Отшельник, живший в лесу неподалеку от села, однажды столкнулся с разъяренной толпой крестьян, обвинивших его в том, что он изнасиловал девушку, которая недавно забеременела. «Неужели?» — было все, что он ответил. Он принял девушку и заботился о ней. Через некоторое время девушка вернулась в деревню и призналась родителям в том, что соврала. Отцом ее ребенка был сын соседа, которого она любила. Крестьяне вернулись к отшельнику и начали искренне извиняться, рассказывая ему о том, что узнали. Но он снова ответил только: «Неужели?»

 

Ким Натараджа Obl OSB

Перевод с англ.: Альберт Захаров 

При цитировании обязательна ссылка на wccm.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *