2.10 «Общность или единство?»

(«Школа Медитации»: Курс 2 / Письмо 10)

Средневековый мистик-доминиканец Мастер Экхарт полагал, что мы можем достичь истинного познания Бога, — и даже, по сути, достичь совершенного единения с Богом уже при жизни: «Я часто говорил, что в душе есть нечто, что тесно связано с Богом, то, что является единым с Ним, а не просто объединенным… Это единство и чистый союз». Святая Тереза Авильская говорила во “Внутреннем замке” о седьмом жилище духовного брака души с Богом, как о нерушимом состоянии единения. Современные же мистики часто говорят о Едином Сознании.

Как мы можем видеть в истории христианской богословской и духовной мысли, всегда имело место признание подобия человека Божественному — например, душа, как зеркало Бога, — однако полная идентичность часто оспаривалась. Но были и другие примеры; так, мы можем вспомнить цитату из апокрифического текста «Евангелия от Фомы»: «Тот, кто напился из моих уст, станет как я. Я также, я стану им, и тайное откроется ему». Подобные мысли встречаются и в текстах канонических Евангелий. В Евангелии от Иоанна мы видим осознание единства, лежащего в основе всей реальности, и взаимосвязи человечества и всего творения с Божественным сознанием, — и это молитва Иисуса обо всех нас в Его заключительном обращении к ученикам: «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.» (Ин. 17: 20-22). Когда мы вспоминаем наше истинное Я, мы «знаем» и «видим» на интуитивном уровне, духовным оком. Говоря словами Мастера Экхарта, «Око, которыми я вижу Бога, — это то же око, которыми Бог видит меня. Мое око и Божие око — одно око и оно одно видит, одно знает и одно любит».

Идет ли речь просто об общности, или об истинном единстве? Это прекрасно объясняет о.Беда Гриффитс: «Нет сомнений в том, что индивидуум теряет всякое чувство отделенности от Единого и испытывает полное единство с Ним, — но это не означает, что индивидуума больше не существует. Так же, как каждый элемент в природе является уникальным отражением единой Реальности, так и каждый человек является уникальным центром сознания в универсальном сознании». (Беда Гриффитс «Брак Востока и Запада»). В определенные, хотя и мимолетные, моменты мы осознаем красоту нашего вечного «я», когда временно оставляем осознание своего поверхностного «я». Для этого мы должны сместить фокус нашего восприятия, как об этом писал мистик и философ-неоплатоник 2-го века Плотин: «Мы не должны смотреть, а должны как бы закрыть глаза и заменить нашу привычную способность видения на иную. Мы должны пробудить эту способность, которой обладают все, но мало кто когда-либо использует». Мы не осознаем, кем мы являемся на самом деле, каково наше вечное наследие, пока не научимся использовать эти два различных уровня нашего сознания. Но это первый шаг, второй — как примирить эти два способа бытия: «после покоя в Божестве, когда мой ум нисходит в область рассудка, вспоминая о своем пребывании в сверхчувственном мире, я задаюсь вопросом, в чем причина моего падения». (Плотин, Эннеада 4.8.1) Хоть иногда мы можем почувствовать себя чужими в этом мире, нам все же нужно объединить духовный опыт с обычной жизнью. Как это сделать? Ответом Плотина, вдохновившего ранних христиан и Евагрия в 4-м веке, а также повлиявшего на Августина, Данте, Экхарта и Т. С. Элиота, была практика добродетелей — отпускание эгоистичных желаний — и созерцание. Эти две дисциплины помогают поддерживать связь между мистическим опытом и повседневной жизнью.

 

 

Ким Натараджа Obl OSB

Перевод с англ.: Мария Захарова Obl OSB

При цитировании обязательна ссылка на wccm.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.