Христанская медитация
Международное общество христианской медитации
общество | группы | статьи | видео-аудио | галерея | магазин | контакты | ссылки | новости

МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВО ХРИСТИАНСКОЙ МЕДИТАЦИИ
(The World Community for Christian Meditation)
www.wccm.org

о. Лоренс Фримен OSB

  Статьи > Великий Пост - Пасха Христова > Великий пост 2012 


о.Лоренс Фримен OSB "Великий пост 2012"
(V неделя)
Ежедневные великопостные размышления

В течении 40 дней Великого поста весь христианский мир вспоминает время, проведенное Иисусом в пустыне после Его Крещения. Для Него это было время подготовки к провозглашению Благой вести о том, что мы не так далеки от Бога, как мы предполагаем в собственных опасениях, и что в действительности Царство намного ближе, чем мы можем себе представить. Мы же, пройдя этот период должны обрести готовность к той перспективе нашей жизни, которой является Воскресение.

Данный цикл размышлений обращен ко всем христианам, духовная практика которых включает в себя медитацию в традиции о.Джона Мейна OSB. Тексты предназначены для ежедневных чтений после медитации, которые основаны на фрагменте из Писания, соответствующем дню, и также могут включать час из Бревиария.

___

Пепельная среда - суббота после Пепельной среды

I неделя

II неделя

III неделя

IV неделя

V неделя

Страстная неделя



Великий пост


Суббота V недели Великого поста (31 марта)

Говоря в общем, первым приходит опыт. Личный опыт всегда имеет в себе нечто непредсказуемое, даже если мы знали о его приходе, как о долго ожидаемом рождении или смерти. Мы можем сознательно ожидать опыт, который, как мы знаем, уже на подходе, но когда он разворачивается на самом деле, непредсказуемое изменение уже произошло.

Затем опыт ставит нас перед вызовом, а часто и перед дилеммой. Как этот момент вписывается в больший отрезок нашей истории? Является ли он таким значительным, как кажется? Значит ли он что-либо вообще? Мы были бы удовлетворены возможностью предсказывать будущее. Это дало бы нам чувство безопасности, даже если бы низвело жизнь до компьютерной программы. Но человеческое сознание должно подняться на уровень пророчества, привносящего прозрение в настоящее, пронизывающего все слои времени. Мы должны принимать жизнь всерьез, если хотим обрести в ней радость.

"Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино." (Ин 11, 49-52)

Смысл опыта превышает нас самих. Поэтому опыт и смысл, объединяясь в пророческом видении, раздвигают горизонты человеческой жизни. Это дискомфортно для нас, но удивительно. В такой момент люди обычно прекращают все споры. Мы перестаем тревожиться о бренном, и переживаем миг покоя в тихом и бдительном состоянии, которое можно назвать "чистым поклонением".

Прийти к смыслу - значит прийти домой. Возможно, именно поэтому Великий Пост построен на метафоре долгого пути в землю обетованную, к которой, как мы чувствуем, мы принадлежим, и которая (что более опасно) принадлежит нам. И возможно, по этой же причине люди так часто говорят, размышляя об опыте и смысле медитации на протяжении какого-либо периода их жизни, что это воспринимается, как "возвращение домой".






Пятница V недели Великого поста (30 марта)

Человек всегда рассматривал мир в категориях великих природных циклов. Все, что было, будет снова, гласит библейская премудрость - "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем" (Еккл 1, 9). Времена года вращаются, как созвездия, предсказуемые и дающие надежду тем, кто находится под ними, кто подвержен изменениям, кто смертен. Но повторение является палкой о двух концах: комфортное в своей предугадываемости, утомительное в своей одинаковости. Поэтому мы стремимся взять все самое лучшее из двух противоположных тенденций, ища изменений, которые могли бы поспособствовать исполнению наших желаний, и одновременно с этим цепляясь за статус-кво, так как, какой неполной ни была бы наша действительность, это и есть то, что мы знаем лучше всего.

Возможно, большая часть человеческой истории и большая часть наших жизней сводится к попыткам сделать этот круг квадратным.

Цикл природы - подобен бас-биту в музыке. Но на него мы накладываем слои различных творческих вариаций, которые предлагают нам свободу от всей его монотонности. Высвободив однажды дух творения, мы чуствуем связь с источником циклического повторения, которое никогда не надоедает и всегда остается новым. Опыт Бога как источника всего сущего, в конечном счете явялется целью всех человеческих усилий и устремлений, даже наиболее иллюзорных и негативных. Как и большие миграции в природе, которые постоянно происходят вокруг нас, мы всегда ищем путь домой, потому что именно там мы можем ощутить полную реализацию в мире, безопасность и способность к развитию.

"Отец во мне, и я в Нем" (Ин 10, 38)

В паломничестве, в великом исходе из сферы угнетенного духа, мы обретаем понимание того, что несем наш дом внутри, что мы движемся по направлению к нему в циклах открытий и утрат, потерь и обретений. В ежедневнои исходе нашей медитации мы поворачиваем колесо молитвы, и это всегда приводит нас к чему-то новому.






Четверг V недели Великого поста (29 марта)

Люди, главным образом, соглашаются, что различные физические упражнения, как и духовные, к примеру медитация, полезны. Мы чувствуем себя лучше и физически, и ментально регулярно делая утреннюю зарядку. В зависимости от нашего личного темперамента мы можем бороться за сохранение ежедневной дисциплины этих занятий или искать любое оправдание, чтобы избежать их, даже если мы знаем, что мы почувтствуем себя лучше, сделав их. Или, если мы говорим о более пристрастной личности, мы можем настолько фиксироваться на этих упражнениях, что делаем их слишком много, и они начинают играть в нашей жизни более доминирующую роль, чем того заслуживают. "Достаточно" никогда не достаточно для нас. Вы всегда можете быть более спортивны, чем кто-то другой.

Тут можно провести определенные параллели с духовными упражнениями. В них тоже есть потребность в дисциплине, и они связаны с очевидными благами. Некоторые люди стремятся делать их во все большем количестве, ища быстрый путь к духовному просветлению. Такие становятся духовными экстремистами, и чем более экстемальными они будут, тем дальше они оказываются от своей финальной цели. Религиозные экстремисты часто оказываются людьми, бегущими от чего-то неприятного - например, личных проблем или политической ситуации - и они превращают религию в оправдание всего того, что, как они думают, им поможет.

Итак, довольно редко случается так, что люди становятся зависимыми от той формы духовных упражнений, которыми занимаются, и если речь идет о медитации, следует учесть еще и то, что именно подразумевается в их случае под "медитацией". Важно то, что дисциплина медитации включает в себя неизбежную приверженность умеренности и соблюдение серединности во всем, включая и духовную практику. Медитация - это универсальный регулятор, потому что она настраивает нас на дух, пронизывающий все, и она всегда доступна для корректировки любого дисбаланса или ошибки до тех пор, пока мы открыты умерренности. Медитация также подразумевает открытость реальному - реальности, как она есть, а не как мы ее описываем.

Умеренность и открытость. Две стороны лестницы, ведущей к счастью и миру. И каждый шаг, который мы делаем, становится углублением нашей способности любить. Давайте будем надеяться, что сорок дней в пустыне, которые подходят к своему завершению, научили нас этому. Если же по каким-то причинам вы не усвоили этот урок в полной мере, не забывайте, что 40 дней поста благодаря духу сосредоточены в текущем мгновении, в "сейчас", в котором мы всегда можем наверстать упущенное. Таково искупление.






Среда V недели Великого поста (28 марта)

С наступлением зимы в Арктике одинокие белые медведи выкапывают себе во льду "кровать" и сворачиваются там калачиком на время долгой спячки. Затем приходит снег и укрывает их, сохраняя их живыми в ледяной пустыне; холодная изоляция оберегает их от фатального переохлаждения. Самки медведей дают жизнь потомству в глубоком долгом сне. Писк крошечных детенышей активируют молоко медведицы, которое в семь раз богаче человеческого, и ее материнский инстинкт, по своей силе превосходящий даже самый глубокий сон, пробуждает ее. Весной она выходит наружу, с детенышами, копошащимися у ее ног, в поисках твердой пищи, но держит ухо востро, чтобы к ним не подобрались голодные самцы, для которых ее дети могут стать непреодолимым искушением в качестве закуски.

В этих реалиях животного мира мы можем видеть отражение некоторых сторон нашей жизни. Все наши людские погрешности представлены здесь: территориализм, сексуальная ревность, жажда обладания, инстинкт выживания нашего эго. Но чего нет у животных, так это малейшего представления о грехе. Съесть детенышей, бороться до смерти за доминирование, - все это не может запятнать их невинность. Если же они совершают те поступки, которые напоминают нам наши лучшие качества, такие как верность или самопожертвование, они также остаются в естественной сфере и не могут считаться добродетелью.

В Книге Бытия Бог сотворил животных, чтобы они составили человеку компанию, но обнаружил, что их общества недостаточно для удовлетворения потребности человека в союзе.

Мы часто говорим о людской негуманности как о "зверстве", чем, конечно же, обижаем царство животных. Животные охотятся и убивают, но они делают это только с цеью выжить, а не для удовольствия или для вымещения гнева на более слабых, как это, случается, делают люди. Но в чем же различие? В неком факторе, который мы называем сознанием, или же особым качеством сознания, которое является характерно человеческим. Не что-то, что дает нам прирожденное превосходство, но то, благодаря чему можно сказать, что нам необыкновенно посчастливилось. И это также не (только) потому, что мы с биологической точки зрения обладаем большим умом или добротой. Важно то, что мы приведены в пробужденное состояние осознанием того, что нас знают. Мы существуем внутри доброжелательного знания, которое больше чем инстинкт самосохранения. Назовем это благодатью - дар, который струится из некой невоплощаемой весны чистого бытия прямо в резервуар наших душ.

Следующим шагом вперед является то, что в этом осознании мы вынуждены обратить внимание на незримый источник, даже если это вынуждает нас - а это действительно так - отвести внимание от самих себя. Итак, мы ищем осязаемого, зримого Учителя, в котором великий источник присутствует и доступен во всей полноте. Через связь с ним мы можем испить от источника бытия, что будет для нас таким же живительным, как для детенышей - их молоко.

Мы можем войти в Иисуса.

"Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными." (Ин 8, 31-32)






Вторник V недели Великого поста (27 марта)

"Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно." (Ин 8, 29)

Некий человек всегда стремился угодить отцу и заслужить его одобрение. Уже в зрелые годы, будучи давно женатым и имея собственных детей, он оказал родителю решающий знак одобрения и любви. В связи с солидным юбилеем он купил своему отцу то, что, как он знал, тот всегда очень хотел, - мотоцикл "Харлей Девидсон". Этот жест был обращен к редкому моменту доверительной близости, когда его отец, много лет назад, поделился с ним этим секретом. Когда он преподнес свой подарок, это увы, не стало тем чудом, на котрое он надеялся. Его отец принял подарок вежливо, но холодно, сохраняя отчужденное выражение, пряча свои чувства от сына, точно также, как делал это всегда. Сердце его взрослого сына было разбито; внезапно он снова стал опустошенным маленьким мальчиком, взывающим к мужскому одобрению, которого он никогда так и не получил.

Подобная ситуация не имеет ничего общего с атмосферой сегодняшнего чтения. Иисус ссылается, как Он часто это делает в Евангелии от Иоанна, на взаимоотношения с Его (а также и нашим) Отцом. Но эти отношения не являются, как в приведенной выше истории, писхологической взаимосвязью. Образ отца или матери настолько могущественен для большинства людей, что можно было бы поставить под сомнение мудрость сравнения Бога с любым из этих терминов, столь перегруженных психологическим багажом в рамках каждой индивидуальной жизненной истории.

Культура, в которой жил Иисус не знала идей Фрейда. Как нам известно, фрейдистская парадигма обнаруживает под поверхностью человеческих взаимодействий некие простейшие, примитивные основания. Но намного большим, чем что-либо подобное, является тот уровень, на котором Иисус испольует символ собственных взаимоотношений "с Отцом", символ, являющийся его универсальным ориентиром и источником силы. Это можно назвать человеческим, но никак не психологическим. Это нечто онтологическое: характер бытия как такового, индивидуального или межличностного, того, чем всё является само по себе. Бытие.

Но так или иначе мы можем продолжать задаваться вопросом: "что же это значит?" Иисус использовал образ Отца, указывая на Того, с кем мы можем взаимодействовать. Образ Отца способен проиллюстрировать то, что невозможно передать словами, но что намного более реально, чем любая из возможных мыслей. По этой причине, именно переживание этого глубочайшего и простейшего уровня реальности является единственным путем, на котором "нелюбимый сын" может прийти к исцелению, и обрести "отцовскую любовь".

В пустыне, в нашей медитации, мы переживаем погружение сквозь слой психологии (конечно же пару раз ушибшись по пути), несущее нас к самой основе бытия.






Понедельник V недели Великого поста (26 марта)

Торжество Благовещения напоминает нам о том моменте, когда юная Дева Мария, будущая мать Господа, узнает свою судьбу. Незаметный миг зачатия сделал горизонт ее жизни пугающе зримым. Нет ничего удивительного в том, что пожилые люди утрачивают свою кратковременную память, но могут ярко вспомнить свою молодость. Молодые смотрят вперед, думая о решениях, которые они должны будут принять, и возможностях, которые они стремятся не упустить. Пожилые учатся согласовывать то положение вещей, которое есть на самом деле, которое, скорее всего, уже никогда не даст реализовать планы в полной мере, так как их опыт заполняет все большую и большую часть полотна жизни.

Мария была "глубоко встревожена" ангельским посланием и не могла постичь смысла происходящего с ней. Мы жаждем, чтобы что-то произошло, чтобы Бог предстал перед нами, чтобы реальность расцвела в наших жизнях, полных ожиданий и разочарований. И когда это наконец произойдет, мы вряд ли сможем так просто распознать это и раскрыть, каково действительное значение этого. Не существует окончательных ответов, и стремление к Богу - к тому Всему, что нам нужно на самом деле - никогда не может быть удовлетворено полностью. Мы не можем равноценно ответить на дар. Вот почему смирение есть мудрость.

Все, что мы можем сделать, это отказаться от текущей собственной точки зрения и научиться видеть с точки зрения Дающего. Но тогда мы почувствуем себя так, как если бы мы исчезли. Эго начнет кампанию за свои права. Допустим, мы постараемся позволить Богу быть истинным центром нас, одновременно сохранив убежище для своей собственной самососредоточенности. Абсурдность этого решения и вызванная ею фрустрация могут стать очевидными лишь через долгое время.

Мария боролась и отстаивала свою точку зрения, в меру своего понимания - так призван действовать всякий любящий родитель, каждый любящий человек. Но ее окончательное решение, "да будет мне по слову Твоему", было одновременно поражением и победой, коллапсом и прорывом, смертью и началом нового рождения за гранью зацикленности смерти и рождения.

Наша молитвенная формула, наша мантра - это наше Fiat, "да будет". Да будет так.






V воскресенье Великого поста (25 марта)

Прекрасным днем, на взгорье, под небом, ясным, как глаза ребенка, мы положили Роузи в землю рядом с мужем и сыновьями, которые покинули этот мир прежде нее. Трубач возглавил процессию от дверей церкви до могилы. Ритуалы были естественной частью опыта веры ее семьи, и потому не нуждались в трактовках. Слова и жесты значили больше, чем их буквальный смысл. На несколько кратких мгновений небеса разверзлись, что позволило жизни и смерти переплестись, и стало возможным, если бы вы внимательно посмотрели в ясном свете, увидеть, что лежит по ту сторону.

Мы думаем, что реальность должна быть проговоренной и записанной в памяти, чтобы быть проверенной позже. Но когда мы проскальзываем сквозь звенья, соединяющие наши мысли, реальность становится присутствием, просто присутствием. Как только мы думаем о нем или ухватываемся за него, оно растворяется. "Он стал невидим для них" (Лк 24, 31) Но как только мы возвращаемся к простому бытию, к присутствию здесь и сейчас, оно снова возвращается, мгновенно и тихо.

Говоря о "той стороне" вообще, мы неизбежно все искажаем своими предубеждениями. То, что мы видем впереди, должно быть уже здесь. В совершенно безоблачном уме все пребывает в мгновении настоящего.

Могила - это очень "земляное", приземленное место, но именно оно напоминает нам о смирении, о том, что мы являемся бренными сосудами. Как бы мы их ни украшали, какой бы естественной красотой или несчастливыми изъянами они бы ни обладали, эта истина остается великим универсальным уравнителем. Может показаться слишком поспешным сейчас, на пятой неделе Великого поста, размышлять о Воскресении; но на самом деле это и есть цель Поста - учиться, готовиться увидеть и испытать присутствие Того, кто однажды поднялся над пределами смерти и рождения.

Наша практика медитации, наша ежедневная молитвенная жизнь - все это пути очищения "дверей восприятия", через которые наша вера обретет возможность показать нам то, что всегда присутствует. Мы не смогли бы достойно и с верой встретить лицом к лицу смерть в каком-либо ее проявлении, включая смерть нашего упрямого эго, без знания о Воскресении Иисуса, который был одним из нас.









 

Рассылка новостей
Подпишитесь на рассылку новостей и обновлений.


www.wccm.ru
www.wccm.org.ua
www.christian-meditation.com.ua

info@wccm.org.ua








Христанская медитация Христанская медитация