Христанская медитация
Международное общество христианской медитации
общество | группы | статьи | видео-аудио | галерея | магазин | контакты | ссылки | новости

МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВО ХРИСТИАНСКОЙ МЕДИТАЦИИ
(The World Community for Christian Meditation)
www.wccm.org

о. Лоренс Фримен OSB

  Статьи > Великий Пост - Пасха Христова > Великий пост 2012 


о.Лоренс Фримен OSB "Великий пост 2012"
(II неделя)
Ежедневные великопостные размышления

В течении 40 дней Великого поста весь христианский мир вспоминает время, проведенное Иисусом в пустыне после Его Крещения. Для Него это было время подготовки к провозглашению Благой вести о том, что мы не так далеки от Бога, как мы предполагаем в собственных опасениях, и что в действительности Царство намного ближе, чем мы можем себе представить. Мы же, пройдя этот период должны обрести готовность к той перспективе нашей жизни, которой является Воскресение.

Данный цикл размышлений обращен ко всем христианам, духовная практика которых включает в себя медитацию в традиции о.Джона Мейна OSB. Тексты предназначены для ежедневных чтений после медитации, которые основаны на фрагменте из Писания, соответствующем дню, и также могут включать час из Бревиария.

___

Пепельная среда - суббота после Пепельной среды

I неделя

II неделя

III неделя

IV неделя

V неделя

Страстная неделя


Великий пост


Суббота II недели Великого поста (10 марта)

Что общего между заблудшей овцой, потерянной серебрянной монетой и блудным сыном? В первую очередь то, что все они утрачены; но также, согласно притчам Иисуса, все они в результате были обретены вновь. Их повторное обретение становится причиной радостного празнования. Люди, которые потеряли и вновь обрели, желают разделить свое облегчение и счастье со своими друзьями и соседями, и потому зовут их собраться вместе.

Счастье не менее заразительно, чем страх, ярость и печаль, и все они - хоть и по разным причинам - вызывают желание разделить их с ближними. Мы стремимся разделить негативные состояния потому, что они слишком деструктивны для нас; возможно, мы инстинктивно чувствуем, что если мы закупорим их внутри себя, они разрушат нас слишком быстро, но если мы сможем передать их другим, их концентрация ослабнет, и они утратят свою силу.

Но в случае с счастьем, подавление и сдерживание его внутри себя преуменьшает и его, и нас самих. Празднование присуще человеческому счастью, потому что оно позволяет нам поделиться тем, что само по себе является плодом причастности к основе бытия. Люди, отказывающиеся посетить празднование, подобно ревнивому старшему брату из притчи о Блудном Сыне, выглядят как отрицающие жизнь.

Однако, в духе Евангелия, давайте не будем исключать тех, кому, казалось бы, суждено быть отверженным - или же отвергать себя самого. Празднование жизни подразумевает сострадание, которое мы чувствуем - и способны продемонстрировать - к тем, кто по каким-то причинам не может переживать празднование сам. Мы не можем быть счастливы, исключая из своего счастья тех, кто несчастен.

Исключая, мы теряем. Включая же - обретаем. Принимая также и тех, кто нам неприятен, мы достигаем более глубокого озарения (опыта) в области природы счастья. Мы понимаем, что это не только обретение утраченного или просто хороший день. Некоторые вещи, утраченные нами, утрачены навсегда. Есть и хорошие дни, и плохие.

Счастье - такое, которое не утрачивается даже с потерей чего-то очень дорогого - это не "иметь", а "быть". Не быть каким-то - довольным или неудовлетворенным. Но просто быть тем, кем ты являешься на самом деле.





Пятница II недели Великого поста (9 марта)

Есть две радости, которые море дарит мореплавателю: радость оставления суши, когда корабль направляется к постоянно удаляющемуся горизонту, оседлав волны таинственных и опасных глубин, и радость возвращения домой, когда он снова входит в безопасную гавань, ступает на знакомую землю и оказывается в кругу своих ближних после одиночества открытого моря.

Каждая из этих радостей полна истины о нас и о том путешествии, которое человек в своей жизни осуществляет. Мы учимся у этой радости. Ведь радость - это великий учитель, и страдание - лишь подготовка к встрече с ней, исследование нашей способности быть. Но оба эти приключенческих аспекта человеческой жизни как путешествия взаимозависимы в своей эффективности наставления нас в том, какова цель нашей жизни, и куда мы на самом деле стремимся.

Если мы не выказываем должного уважения какой-либо из двух сторон медали, мы утрачиваем связь с осью жизни. Отвергая безопасное и знакомое, мы рискуем попасть в зависимость от риска и неугомонности. Мы бесцельно движемся лишь ради самого движения. Но если мы чрезмерно боимся, цепляясь за домашний фартук, мы никогда не сможем удалиться достаточно далеко от гавани, и наш дом станет тюрьмой.

Обретение баланса - дабы оставаться на плаву в любую погоду - вот что требует глубокой любви и преданности. Только так мы сможем достичь глубин понимания, позволяющего жить как следует день за днем, невзирая на поверхностные проблемы нашей жизни.

Тревога и замешательство возникают из-за того, что в нашей жизни мы слишком часто имеем с реальностью лишь вторичный контакт. Первичный же контакт заключается в том, что мы подразумеваем под духовной жизнью, рождение которой возможно только в лоне парадокса: мы уходим, чтобы возвратиться. Только теряя себя, мы узнаем, кем мы являемся на самом деле.





Четверг II недели Великого поста (8 марта)

"Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его." (Лк 16, 19-22)

Иисус любил учить с помошью метафор - без сомнения, потому, что они подобны ключу, впускающему вас в комнату. Мы читаем их и понимаем в той степени, в которой можем позволить им прочесть нас и придать смысл нашему собственному опыту. Это, конечно же, происходит у разных людей по-разному. Не многие из нас хотели бы быть "прочитанными", даже в метафорическом смысле. А данная метафора не приукрашивает реальность - она отмечает разительный контраст между материальными условиями, в которых находятся люди. Когда мы видим все возрастающую разницу между достатком банкиров и теми, кто живет на пособии, мы можем сделать вывод, что 2000 лет культивации евангельских ценностей не так уж и сильно изменили структурное неравенство человеческого общества. Для экономистов это всего лишь вопрос графиков. Для тех, кто работает или ищет работу, речь идет о разнице между хорошей одеждой и пищей - и страданиями социального изгоя. Смерть, а не политика, уравнивает всех и вся.

Но есть еще один уровень прочтения этой метафоры (а также возможности быть ею прочитанным) - на уровне нашего духовного богатства или бедности. Быть духовно богатым значит быть сосредоточенным на истинных человеческих потребностях и отрешенности от того, чем мы владеем. Быть духовно бедным значит определять себя тем, что имеешь и прятаться от страха смерти за чувством ложной безопасности. Непросто найти один-единственный путь или стандарт, который принесет понимание всего смыслового спектра жизни. Ни одна идеология не даст такой возможности. Лишь Крест может это - ведь он иллюстрирует пересечение горизонтали (материального) и вертикали (духовного), включая в себя измерения всех типов опыта.

Суть в том, что духовное и материальное не представляют собой двух отдельных сфер. Каждый опыт, через который мы проходим, включает в себя оба начала. И Крест - великий символ любви, сияющий сквозь, и, таким образом, трансформирующий страдание - показывает нам, что то, что сознание видит, как две параллельные и никогда не встречающиеся линии, на самом деле сходится и даже пересекается. И точкой сближения является сердце. Если мы не знаем, что значит "сердце" - как не знал тот бедный богач из притчи, пока не стало слишком поздно - наш опыт, каким бы различным он ни был, пусть даже успешным или привлекательным, не заслуживает того, чтобы называться человеческим. Лишь знание, произрастающее в сердце из безграничной тишины бытия, делает нас полностью людьми, полностью живыми.





Среда II недели Великого поста (7 марта)

Любой серьезный религиозный ритуал требует подготовки от тех, кто в нем собирается принять участие. Великий пост является нашей подготовкой, Пасха же - наше таинство.

Одна из тематик Пасхальных таинств - предательство. Иисус был предан не только Иудой, но и всеми, кого он учил. Необычным является не сколько сама по себе эта ситуация, сколько то, как именно она свершилась. Тема предательства намного глубже, чем может казаться на первый взгляд. Конечно, принятие факта предательства и разочарование в тех или иных надеждах - при условии, что мы избегаем паранои и признаем собственную вину - все это часть нашего взросления. Мы должны быть готовы ко всему этому ежедневно, и постная осознанность дожна нам в этом помочь. Медитация демонстрирует, как сам по себе ум может нас предавать. Но еще в большей степени мы должны быть готовы к открытию самого главного - совершенной тайны того, что даже величайшее предательство может быть искуплено.





Вторник II недели Великого поста (6 марта)

"Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится." (Мф 23, 11-12)

На первый взгляд это может показаться смешным и неосуществимым идеалом. Как же может какая-либо система управления или организация действительно работать согласно этому принципу?

Конечно, каждый, на кого возложена власть и авторитет, должен был бы служить народу. Мы притворяемся, что мы более смиренны, чем мы есть на самом деле. Но во всех взаимоотношениях присутствуют попытки взамного прогнозирования, и ролевые игры, в которые люди играют друг с другом - или же друг против друга. А в большинстве игр люди, как правило, любят побеждать.

Итак, прежде чем вы начнете понимать происходщее, служение становится полем для манипуляций, а смирение - формой доминирования. Но маски сняты, как сегодня в Сирии, или в Ливии несколько месяцев назад - или где бы то ни было, где извращенная любовь к власти над другими людьми оказывается под угрозой. Для танго всегда необходимы двое, и могут пройти десятилетия, прежде чем те, кто подвергается эксплуатации, отреагируют и поднимут бунт. Семьи, корпорации, нации, - мы все очень часто играем в одну и ту же игру власти.

Но откуда в таком случае исходит учение Иисуса, и на что оно указывает?

Здоровые взаимоотношения - это, конечно же, двусторонний процесс, и говоря образно, "химия" многоуровневых отношений имеет массу измерений. Но фундаментальным принципом здоровых отношений является уединение. Если мы не можем найти нашу "внутреннюю комнату", для того, чтобы затворив за собой дверь побыть там некоторое время, если не можем позволить себе "удалиться в пустыню", мы не будем в состоянии сохранять беспристрастность, необходимую для хороших отношений. Уединение - это наш поиск основы бытия, являющейся дном всех отношений. Только смирившись с этим открытием, мы можем понять, что всякие человеческие отношения укоренены в этой основе бытия.

Все взаимосвязи, разворачивающиеся во вселенной, являются отражением той внутренней связи, которая существует в самом Бытии.

Иисус говорит нам не только о том, как мы должны себя вести. Он рассказывает нам также и о том, каков Бог.





Понедельник II недели Великого поста (5 марта)

"Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам." (Лк 6, 38)

Для о.Джона Мейна образ, содержащийся в сегодняшнем фрагменте Евангелия был очень любим, он читал его с той радостью, которую поистине созерцательный человек испытывает от жизни, со всеми ее страданиями и лишениями.

Одним из людей, осознавших эту мудрость и глубоко вдохнувших ее в свою собственную жизнь, была Роузи Ловат, первый облат нашего сообщества, почившая с миром в своем доме в Лондоне в возрасте 93 лет. Она была близко знакома с о.Джоном и в 70-х гг. приезжала в Монреаль посетить нашу, тогда совсем еще юную общину. Как только она прибыла из аэропорта, она тут же взяла под свой конроль кухню, и кормила нас, голодных, не только в материальном смысле, но и тем духом, который пронизывал ее жизнь, и который она разделила с нами. Посвятив себя, она прямо-таки излучала те Дары, которые получила взамен. Она была сильной, умной, авторитетной женщиной, но сочетала эти качества с нежностью и мягкостью, которые, казалось, только усилились благодаря трагическим потерям, имевшим место в ее жизни. Она сполна испила от жизни, которую мы с ней разделили, и от учения, которое вдохновляло нас, никогда не утрачивая ощущения чуда, найденного ею во всем этом.

Несколько лет назад она передала мне свои дневники того периода, где я вчера прочел следующее: "Сегодня отец Джон отправлял Мессу. Не могу привыкнуть к чуду выпекания евхаристический хлеба, произнесению моей мантры в ритме этой работы вкладывая в нее все свое сердце - и к тому, как потом, на Мессе, этот же хлеб становится Телом Христа. Может ли быть более великое счастье?"

В конце концов, нас учат не столько разговоры или тексты, сколько то, как проживается наша жизнь, как она отдается, и как мы получаем ее снова, во всей полноте. Слишком долго сосредотачиваться на чем-либо другом - все равно, что затеряться в пустыне.





II воскресенье Великого поста (4 марта)

"И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе." (Быт 22, 1-2)

Эта история не кажется нам хорошей. Такого Бога сегодня многие предпочли бы видеть на свалке отживших свое антропологических конструкций. Тем не менее, земля Мориа является реальностью на более глубинных, внутренних сферах нашего бытия. Именно там, как напоминают нам мистики всех традиций, мы должны отказаться от всего своего, "пожертвовать" всем, к чему мы привязаны. Но какое же человеческое существо не привязано к тому, что любит? Как же может быть иначе? Мы знаем, что земля Мориа существует, но мы не знаем, "на какой горе", - в каких обстоятельствах, в какое время, или каким именно способом - мы будем вынуждены отпустить всё. Но нет любви без жертвы, потому что любовь сможет расти в нас только в условиях беспристрастности, постоянного "отпускания". И если в нашей жизни нет любви, значит мы по-прежнему должны что-то отпустить.

Медитация делает эту малопривлекательную историю более простой для понимания. Джон Мейн писал, что "входя во внутреннее безмолвие [...] мы вступаем в несотворенную пустоту, в которой мы не сможем остаться теми же, кем были, - или думали, что были. Но в ней мы не уничтожены, а пробуждены к вечно новому источнику нашего бытия" (Джон Мейн "Слово в безмолвии").

Даже в этом случае мы, скорее всего, не очень-то стремимся встретиться с такой глубиной реальности. Возможно, для начала, мы сможем только наносить ей краткие визиты, прежде чем поскорее возвратиться на поверхность, дабы вдохнуть воздуха безопасности и комфорта. Но пустыня научит нас, раскроет нашу способность воспринимать реальность, выдерживать ее требования.

Сутью всего этого, однако, является тот факт, что мы можем понять смысл сегодняшнего Евангельского чтения, которое Церковь так блестяще сопоставляет с историей Авраама и Исаака. Сегодня мы читаем о Преображении Иисуса на "святой горе" в присутствии тех, кого он любил и с кем разделял себя.

"И, по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними. Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить." (Мк 9, 2-3)

Преображение пришло из тех глубоких внутренних областей, где Он обитал. Оно коснулось и подвергло изменению все, вплоть до Его одежды: от самых глубин, где нет никаких мелочей, а присутствует только лишь главное, и до поверхности, где разворачивается повседневность.








 

Рассылка новостей
Подпишитесь на рассылку новостей и обновлений.


www.wccm.ru
www.wccm.org.ua
www.christian-meditation.com.ua

info@wccm.org.ua








Христанская медитация Христанская медитация