1.5 «Подготовка к медитации»

(«Школа Медитации»: Курс 1 / Письмо 5)

Джон Мейн заново открыл медитацию для современной христианской аудитории, напомнив о ней, как о полном веры непрестанном повторении молитвенной формулы, ведущем к безмолвию “чистой” молитвы. Отец Джон обнаружил указание на такую форму молитвы в текстах раннехристианского монаха св. Иоанна Кассиана, жившего в IV в. Кассиан, сидя у ног многих христианских отшельников египетской пустыни, глубоко усвоил пустынническое учение о молитве и ведении аутентичного христианского образа жизни. Он акцентировал внимание на том, что излагаемая им практика ведет молящегося к безмолвию “чистой”, созерцательной молитвы, свободной от каких-либо слов и образов. “Ум отвергнет богатство и обширное имущество всех помыслов, стесненный нищетою этого стиха.” (Собеседования 10, 11) Далее, он продолжает, подчеркивая важность повторения молитвенной формулы, мантры: “Итак, молитва этого стиха с неослабным постоянством должна быть изливаема, чтобы избавиться от несчастий, а в счастье сохраниться от превозношения. Этот стих постоянно должен обращаться в твоем сердце … сделавшись для тебя спасительным образцом (formula). Засыпай с этим стихом, пока через постоянное упражнение в этом привыкнешь воспевать его даже и во сне..” (Собеседования 10, 10)

Преданное повторение молитвенной формулы, простое произнесение нашего слова – не такая простая задача, как это может показаться поначалу. Нам необходимо подготовиться к этому времени медитации, и не следует рассчитывать на то, что без подготовки мы сможем полностью сосредоточиться на молитве. Когда Джона Мейна спрашивали, как мы должны готовить себя к медитации, он отвечал – “с помощью различных доброжелательных поступков”. Нам необходимо пребывать в правильном состоянии ума, и пытаясь медитировать сразу после жарких споров с кем-то, мы не сильно продвинемся в нашей практике. Наша обыденная и молитвенная жизнь не являются двумя, отделенными друг от друга сферами – “как мы живем, так и молимся”, гласит раннехристианская мудрость.

Наша сегодняшняя жизнь как правило полна занятости и напряжения. Если мы обнаружим, что мы действительно очень устали, было-бы желательно ненадолго вздремнуть перед тем, как мы отправимся на встречу медитативной группы. Также, если вы знакомы с какими-то комплексами физических упражнений, возможно будет полезным выполнить несколько растяжек из хатха-йоги или пару движений из гимнастики тай-чи — они помогут взбодриться и восстановить тонус в теле. Телесная вялость может привести нас к состоянию “благочестивой дремоты”, которая к тому же в конце концов может начать сопровождаться звуками слакого похрапывания. Впрочем храп и прочие шумы, который периодически возникают в группе во время медитации, могут стать для нас также и прекрасным поводом отбросить все возникающие в уме посторонние вопросы, деликатно возвращающая нас и снова фокусируя на рецитации молитвенной формулы. На самом деле шумы нас не беспокоят до тех пор, пока мы сами не начинаем обращать на них внимание, пока не начинаем на них как-то реагировать. Нам просто необходимо принять за факт, что да, это (шум и прочие раздражающие факторы) имеет место быть. Не следует ни судить происходящее, ни критиковать кого-либо.

Что касается позиции нашего тела, которую мы выбираем для медитации — а мы сидим с ровной спиной и расслабленными плечами — главной причиной ее выбора является то, что она помогает нам сохранять бодрствующее и осознанное состояние ума. Наша грудная клетка не зажата и достаточно раскрыта, мы можем вольно и глубоко дышать, что позволяет кислороду в достаточной мере насыщать тело, удерживая нас в состоянии внимания и бдительности. Конечно же, целью медитации не является расслабление, хотя напряжение естественным образом и уходит во время практики. Медитируя, мы сосредотачиваем свое внимание, приводя себя в состояние активной бдительности. В начале медитативной сессии мы можем сделать несколько глубоких, диафрагмальных вдохов, которые помогут сохранить баланс между спокойствием и бодростью.

Главная наша задача в медитативной практики — “непрестанно повторять молитвенную формулу”. Именно на этом мы фокусируемся в процессе медитации. Формула, рекомендуемая Джоном Мейном — это “маранафа”, одна из старейших христианских молитв, арамейское слово, частица родного языка Иисуса. Мы повторяем это слово как четыре слога равной длины — ма-ра-на-фа. Не важно, будете ли вы произносить его ближе к самому арамейскому произношению, с “та” в конце, на английский манер с “тха”, или, как это принято в русском языке — с окончанием “фа”. Такие детали, как произношение совершенно не важны. Не забывайте, что молясь Иисусу, мы произносим Его имя по разному в каждом из языков, и это никак не влияет на силу нашей молитвы. Все друзья и родные Иисуса звали Его на арамейском — “Иешу” (Иешуа, Йехошуа – имя состоит из двух корней — “Йехова” и “спасение”). И что действительно важно в нашей медитации — так это произносить молитвенную формулу снова и снова с полным вниманием, любовью и верой. Всякий раз, когда ваши мысли уводят вас прочь от этого, просто аккуратно возвращайте свой ум к повторению слова. Некоторые люди находят удобным сочетать формулу с ритмом дыхания, но если это провоцирует вас отвлекаться — просто сосредоточьтесь на повторении, произносите молитвенную формулу в том темпе и ритме, который для вас естественен.

Ким Натараджа Obl OSB

Перевод с англ.: Мария Захарова Obl OSB
При цитировании обязательна ссылка на wccm.ru